16 октября в Мурманске состоялась пресс-конференция «Арктика – территория тревоги», которую собрали природоохранные организации Мурманской области – Кольский центр охраны дикой природы, Кольский экологический центр, Мурманское отделение WWF России, «Беллона-Мурманск», а также Гринпис России.

Природоохранники попытались объяснить, в чем именно заключается экологическая уязвимость экосистем Арктики. Виктор Петров из Кольского центра охраны дикой природы привел такой пример. Площадь Печорского моря примерно равна половине Кольского полуострова. Воздействие даже среднего нефтеразлива окажется сопоставимым с аварией на атомной электростанции: огромная территория станет непригодной для жизни и деятельности человека, последствия для экосистем станут катастрофическими, так как нефтепродукты в арктических условиях будут разлагаться столетиями. Виктор Петров также напомнил, что диалог между нефтегазовыми компаниями и природоохранными организациями возможен, но для этого необходима добрая воля компаний. Например, очень непросто развивалось взаимодействие с «Штокман девелопмент АГ», но оно продолжается, несмотря на то, что проект освоения Штокмановского месторождения заморожен.

Координатор нефтегазовых проектов Мурманского отделения WWF России Вадим Краснопольский рассказал, как по вине «Газпром нефть шельф» была сорвана предусмотренная законодательством общественная экологическая экспертиза проекта добычи нефти в Печорском море. Накануне пресс-конференции WWF получил четырехстраничное письмо от этой компании, смысл которого сводится к тому, что компания готова к диалогу, но по-прежнему отказывается обнародовать оценку воздействия на окружающую среду и план ликвидации аварийных разливов нефти – основные документы, на основании которых можно делать выводы о степени учета последствий деятельности и готовности к аварийным ситуациям.

Представитель Гринпис России Михаил Крейндлин рассказал, как государство «одной рукой создает в Арктике особо охраняемые природные территории, а другой – выдает лицензии на разведку и добычу углеводородов на этих же территориях», в том числе и на тех, которые являются объектами всемирного наследия ЮНЕСКО. И еще раз напомнил о том, что сейчас, пока не существует технологий ликвидации нефтеразливов в ледовых условиях, все арктические страны и все компании, предпринимавшие попытки добывать нефть в Арктике, заявили о временном отказе от такой деятельности. И только «Газпром» и «Роснефть», игнорируя мнения специалистов (в том числе профессионалов нефтяной отрасли) настаивают на необходимости добычи нефти в арктических морях, не предоставляя убедительных подтверждений экологической безопасности своих проектов.

В ходе ответов на вопросы представители природоохранных организаций неоднократно подчеркивали – никто, в том числе и Гринпис, не ставит под сомнение право России на ведение экономической деятельности в своей исключительной экономической зоне Арктики. Но эта деятельность должна быть максимально безопасна для окружающей среды, иначе пострадает в первую очередь  российская территория.