07.06.2016

Углеродный налог как инструмент роста?

Министерство природных ресурсов и экологии РФ работает над комплексом мер по реализации Парижского климатического соглашения. Одним из ключевых мероприятий должно стать введение углеродного налога. Дискуссии об этом финансовом климатическом инструменте не утихают не только в России.

Сегодня Россия стоит перед выбором – традиционная схема регулирования загрязнений или введение системы торговли квотами на выбросы. По предварительным подсчетам, размер углеродного налога на начальном этапе может составить $15 за тонну CO2 – пишет Российская газета. Идею углеродного налога яростно критикуют промышленники и власти сибирских регионов.

«Все же тогда остановится: и нефтегазовая отрасль, и транспорт, и металлургия, и агропром, и химическая промышленность. Все это ляжет на людей. Цена на электроэнергию, на тепло вырастает в 2,7 раза.» — волнуется губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. С Тулеевым согласился и премьер-министр Дмитрий Медведев, назвавший проект углеродного регулирования «деструктивным».

Противником углеродного регулирования выступает и Российский союз промышленников и предпринимателей, который намерен донести до премьер-министра мнение, что Россия имеет все возможности выполнить обязательства по Парижскому соглашению за счет уже осуществляемых мер в области государственной программы энергоэффективности. Российские предприниматели считают, что действия по реализации парижского соглашения могут создать риски снижения конкурентоспособности базовых отраслей — в первую очередь энергоемких. По словам заместителя председателя комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности Юрия Станкевича, для защиты интересов страны необходимо разработать и продвигать национальную методологию определения поглощения газов. Законным способом учета сокращения выбросов парниковых газов и смягчения климатических изменений наряду с другими возможными способами должна быть признана компенсация выбросов парниковых газов за счет увеличения поглощения углерода лесами и другими природными экосистемами (например, болотными) — считают представители РСПП.

Дискуссии вокруг углеродного регулирования не прекращаются и на международном уровне. Поскольку многие климатические обязательства стран — минимум того, что страны способны делать в защиту климата и этих усилий не достаточно для запланированной цели двух градусов, идет поиск нового экономического фундамента на международном уровне.

Большинство западных экспертов считают углеродное регулирование одним из самых перспективных механизмов. Внедрение национальных систем регулирования выбросов парниковых газов в виде рынка или налога является в настоящее время ведущим трендом среди развитых стран – говорят они. В нем сочетается стремление обеспечить экологически комфортные условия жизни граждан с инновационными социально-экономическими и технологическими решениями. Сторонники углеродного налога называют эту меру двойным выигрышем (double dividend, win-win solutions). По их мнению, экономическое стимулирование охраны окружающей среды и ресурсосбережения посредством введения экологических налогов должно одновременно сопровождаться пропорциональным снижением налогового бремени, связанного с социальными выплатами, что потенциально позволяет стимулировать рост занятости и поддерживать конкурентоспособность национальных производителей. Налог на выбросы углекислого газа может заменить собой огромный набор налогов, которые, в итоге поступают в бюджет государства. Сборы, собранные по такой схеме, в отличие от современного налогообложения, имеют под собой реальное ресурсное обеспечение и более справедливы.

По словам президента Международной ассоциации торговли выбросами (IETA)Дирка Форристера, «бизнес-сообщество имеет богатый опыт работы с мировыми углеродными рынками, политики могут использовать этот опыт для формирования финансовых правил следующего поколения».

Важно отметить, что в Парижском соглашении заложены предпосылки для формирования «углеродных клубов». В частности, статья 6.4 предполагает создание нового финансового инструмента, который по мнению экспертов, скорее всего, будет состоять из успешных киотских практик Механизма чистого развития (МЧР) и проектов совместного осуществления (ПСО).

Однако торговля квотами в том виде, в котором она реализовывалась в рамках Киотского протокола, вызывала много нареканий у представителей общественных экологических организаций и участников климатического процесса. К основным претензиямкоторые общественные организации предъявляли к торговле квотами по-киотски, по версии Climate action network,относятся:

  • Взаимозачеты. Для достижения 1.5c цели, страны должны сосредоточиться на сокращении выбросов, а не взаимозачетах углеродных квот.
  • Учет вопросов «экологической целостности» при оценке проектов.
  • Двойной учет выбросов.
  • Несправедливые правила отбора для финансирования. Использование международных кредитов должно быть дополнением к амбициозным действиям на национальном уровне.
  • Несоответствие принципам устойчивого развития. Во главе угла должны стоять цель устойчивого развития и принцип «не навреди».

Эксперты утверждают, что Парижское соглашение позволит не наступать на грабли — несмотря на использование опыта МЧР и ПСО будущие углеродные рынки будут сильно отличаться от них. В них будут закреплены принципы, включающие экологическую целостность, прозрачность, избежание двойного учета, проверку и сертификацию. Предполагается, что страны будут продолжать разрабатывать, тестировать и внедрять рыночные программы ценообразования углеродного рынка. Уже сейчас правительства приглашены для сотрудничества в разработке правил и стандартов для обеспечения целостности международной торговли выбросами и содействия большей согласованности между внутренними рынками углерода.

Предложенные Минприроды России меры углеродного регулирования соответствуют контексту международной климатической политики. Минприроды и Минэкономразвития приступили к созданию системы учета выбросов парниковых газов. Подготовлен проект распоряжения о включении в справочники НДТ (наилучших доступных технологий) требований к показателям выбросов. Следующим этапом должно стать принятие закона о государственном регулировании выбросов парниковых газов.

Что касается показателей России на углеродном рынке, — углеродоемкость российского экспорта, как и углеродоемкость ВВП, по оценкам, почти 4 кг CO2-эквивалента на 1 долл. Это в 10 раз больше, чем в Евросоюзе, в 15–20 раз выше, чем в Японии. «Парниковое содержание» составляет не менее 5% общей стоимости российского экспорта. Парниковая составляющая вполне может стать предметом таможенного или иного регулирования со стороны торговых партнеров России в ближайшее время – считают эксперты. В Евросоюзе уже действует законодательная норма, позволяющая включать в европейскую систему торговли выбросами импортеров продукции секторов высокой углеродоемкости.

По мнению ответственного секретаря рабочей группы Минэкономики «Деловая Россия» по проблемам регулирования выбросов парниковых газов Антона Галеновича, углеродные рынки служат экономическим, политическим интересам — они естественным образом сопрягаются с экономической, промышленно-технологической, экологической, внешнеэкономической, международной политикой страны.

Как считают авторы доклада Регулирование выбросов парниковых газов как фактор повышения конкурентоспособности России, введение «парникового» регулирования в принципе позволяет уверенно достичь такой цели, как снижение энергоемкости ВВП на 40% к 2020 г.

«Парниковое» регулирование стимулирует опережающий рост наукоемких, высокотехнологичных, ресурсоэффективных отраслей, в том числе — создание в них новых рабочих мест за счет повышения их конкурентоспособности, перераспределения инвестиционных потоков. – пишут эксперты. — Постепенное развитие внутренней системы экономического регулирования парниковых выбросов позволяет включить в экономический оборот новую существенную стоимость и избежать потенциальных угроз применения против российской экспортной промышленности мер «углеродного“ протекционизма…Это как никогда актуально для России, которая пытается изменить структуру экономики, избавившись от сырьевой зависимости».

Антон Галенович считает, что в России должны появиться предприниматели, которые осознают ценность углеродного рынка как такового, как инструмента управлением активом, оборотный объем которого на раннем этапе в натуральном выражении будет порядка 1 млрд. тонн, а в стоимостном — порядка триллиона рублей. Таких предпринимателей пока нет, и проблема регулирования обсуждается в основном в контексте традиционного административно-технического нормирования, при котором парниковые газы лишь еще одно подмножество загрязнителей, по поводу которого придется иметь дело с Росприроднадзором.

«Углеродное регулирование – это лишь инструмент. Как любой другой его можно использовать во вред и во благо. – считает Ольга Сенова, Климатический секретариат Российского социально-экологического союза. – Российском бизнесу пора отказаться от инерционного ресурсо-ориентированного развития и сделать ставку на более перспективные и чистые модели развития».

RSEU Climate Secretariat

www.rusecounion.ru