Введение поправок, разрешающих отстрел диких животных с использованием вертолетов и машин, создает благоприятные условия для развития браконьерства и расцвета коррупции.

30 марта Минюст зарегистрировал приказ о внесении изменений в Правила охоты, которые разрешают охоту на дикого северного оленя и кабана с использованием летательных аппаратов и механических транспортных средств. Ранее аналогичное разрешение распространялось только для регулирования численности волка, шакала и лисицы.

Согласно документу, охота допускается в случае принятия решения об установлении карантина для предупреждения распространения и ликвидации очагов заразных болезней в соответствии с ветеринарным законодательством РФ.

WWF и Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова Российской академии наук выражают обеспокоенность рекордно короткими сроками принятия документа, отсутствием дискуссии с профессиональным экологическим сообществом и недостаточной обоснованностью введения данных поправок.

«Мы требуем, чтобы документ был представлен на обсуждение ученым-экологам и общественности, чтобы была проведена экспертиза и пересмотрено решение о целесообразности принятия поправок, которые могут создать благоприятные условия для развития браконьерства и поставить под угрозу сохранение экосистем», — сказал Игорь Честин, директор WWF России.

Ранее ученые-экологи неоднократно выражали сомнения по поводу целесообразности принятия мер по депопуляции диких кабанов при угрозе вспышки АЧС (африканской чумы свиней). По мнению ученых, основной причиной вспышек АЧС является недостаточный контроль надзорных ветеринарных служб за содержанием домашних свиней и за распространением зараженной свиной продукции.

Под предлогом борьбы со вспышками сибирской язвы документ фактически разрешает охоту на северного оленя, численность которого в последние годы критически сокращается. В то же время, вскрытие зараженных язвой могильников может происходить как по естественным причинам (таяние ледников), так и из-за прямого вмешательства людей (продвижение промышленности в регионы, в которых ранее было сильно развито оленеводство, и проведение траншейных работ в условиях недостаточной информированности о местах захоронений).

«На совещаниях в институтах РАН по вопросам депопуляции диких животных ведущие российские специалисты неоднократно отмечали, что к ним необходимо подходить с большой осторожностью, поскольку последствия таких мер чаще всего непредсказуемы и неэффективны», — сказал Вячеслав Рожнов, директор Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова Российской академии наук.

Россельхознадзор и подведомственная ему Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному контролю в очередной раз (достаточно вспомнить историю бабочки-огневки, которая по недосмотру ведомства уничтожила весь самшит колхидский на Кавказе) доказывают свою некомпетентность, отказываясь вносить структурные изменения в свою работу и перекладывая ответственность за распространение АЧС и сибирской язвы среди домашнего скота на непричастных к этому диких животных.

«Ведомство должно перестать поддерживать научные фальсификации, называя Трофима Лысенко «великим ученым», и принимать безграмотные и губительные для природы решения. Ему стоит полностью пересмотреть подход к своей работе и научиться нести ответственность за свои действия, а не искать козлов отпущения», — добавил Игорь Честин.

Введение поправок, разрешающих отстрел диких животных с использованием вертолетов и машин, создает дополнительные коррупционные возможности для осуществления масштабной нелегальной охоты, когда под нужды заинтересованных лиц будут вводиться карантины и выдаваться разрешения. Расширение списка животных создает отрицательный прецедент и фактически легализует данный вид охоты.

Кулуарность принятия подобных поправок без привлечения научного сообщества и общественности заставляет усомниться в уровне проработки документа, взвешенности аргументов и ангажированности лиц, принимающих решения.