В интервью в газете «Коммерсант» спецпредставитель президента по вопросам экологии Сергей Иванов обвинил Гринпис в экстремизме и участии в «спорах хозяйствующих субъектов». Исполнительный директор Гринпис России Сергей Цыплёнков объясняет, почему эта точка зрения необоснованна и приглашает господина Иванова убедиться в этом собственными глазами.

Полагаю, господин Иванов не владеет полной информацией или его снабдили недостоверными данными. Критика экологических организаций часто связана с тем, что мы мешаем наживаться на разрушении природы, на будущем нашей страны. В последнее время к этой критике добавились обвинения в политической деятельности. Они всегда расплывчаты и не подкреплены фактами, а формулировки выбраны так, чтобы на их автора невозможно было подать в суд и доказать его неправоту.

К сожалению, позиция господина Иванова отражает мечту многих чиновников и бизнесменов о том, чтобы общественные организации были не эффективными, а удобными. То есть чтобы они ни в коем случае не выступали против опасных проектов и не задавали неудобных вопросов. Мы видим последствия такого подхода: постепенную деградацию богатой российской природы и истощение ценных ресурсов.

Основополагающие принципы работы Гринпис — мирный протест и независимость от бизнеса и власти. За 25-летнюю историю работы в России Гринпис никогда не проводил акций, подвергающих кого-либо риску. Напротив, мы ведём конструктивную работу, направленную на решение конкретных экологических проблем: сохранение уникальных природных территорий, борьбу с лесными пожарами, защиту водоёмов от загрязнения, борьбу с мусором.
Мы приглашаем спецпредставителя президента посетить любое мероприятие Гринпис и увидеть эту работу собственными глазами. Кроме того, мы предлагаем ему обратить внимание на острые экологические проблемы, которые власти могли бы решить без существенных бюджетных затрат и ущерба промышленному развитию.

  • Обеспечить соблюдение природоохранного законодательства на всей территории страны, независимо от положения нарушителя. Захваты лесных территорий и перегораживание водоохранных зон — вот лишь отдельные примеры проблем, которые зачастую игнорируются.
  • Уменьшить загрязнение воды и воздуха до предельно допустимых значений. Это возможно сделать при помощи платы за вредные сбросы, однако за прошедшие 20 лет этот раздел законодательства фактически не применялся.
  • Обеспечить доступ общественности и самих представителей власти к экологической информации. С 2006 года данные о сбросах и выбросах предприятий не являются открытыми. Не доступны обществу и заключения государственной экологической экспертизы.
  • Прекратить масштабные разливы нефти. Для этого можно ввести уголовную ответственность за искажение или сокрытие данных об утечках.
  • Для эффективной охраны природы необходимо увеличить штат Росприроднадзора, в котором на сегодня трудятся всего 1 800 человек на всю страну.

Если власти решат эти вопросы, у экологов будет гораздо меньше причин для протестов.

Источник: Гринпис России